Любовь и Кровь часть 5


52

 Между тем вокруг монарха не только сжималось кольцо охотников, но и сгущались почти нарочито грубо-сизые тучи примет и предзнаменований. Недели за две до своей гибели Александр Николаевич стал каждое утро находить на подоконнике спальни убитых и растерзанных голубей. Выяснилось, что огромная хищная птица поселилась на крыше Зимнего дворца, но все попытки ее поймать оказались тщетными. Наконец, поставили капкан. Совладать с ним в полете птица все же не сумела и рухнула на Дворцовую площадь. Хищником оказался коршун таких исполинских размеров, что чучело его было помещено в кунсткамеру.

(Игнат Вонифатьев. Из рабочих заметок

к литературному сценарию к/ф

«Охота на коронованного зверя»)

 

*     *     *

В фильме Глеба Вёрстина коршун появляется трижды. Первый раз – на вступительных титрах – белых на черном – не он сам виден, но его, летящего в вышине, серая тень, в начале титров из правого верхнего угла экрана в левый нижний, а в конце – из правого нижнего в левый верхний. Второй раз – после «американского эпизода» и парижского покушения Березовского 1867 года, накануне сцены решающей встречи Царя с юной княжной Екатериной. И третий – по ходу и после молчаливого киноповествования о последних днях Царя и Светлейшей Княгини в Зимнем – тоже со спины – чай, чтение, выходы на балкон – мертвые голýбки на подоконнике, установка такими же молчащими егерями огромного капкана – птица, поднимающая капкан над Дворцовой площадью, превыше вздымающего крест ангела и срывающаяся вниз, на камни.

< … >

55

 

Из последних записей Императора Александра Второго:

Четверг 26 февраля (10 марта), 1881, 8 часов утра.

До конца мая опубликовать Конституцию невозможно, все слухи по этому поводу не более, чем болтовня. Лорис-Меликов настаивает на том, чтобы Указ о коронации Кати и Конституция были опубликованы в один день. Хорошо понятно, что это армянская уловка, хитрость, в которой, должен признаться, нет ни ума, ни такта.

 

Пятница, 27 февраля (11 марта) 1881, в полночь.

В семь часов вечера был арестован Желябов, обнаруженный в квартире Михаила Тригони в меблированном доме Лихачева на Невском проспекте, напротив Аничкова дворца. Полиция зашла туда в поисках проституток и случайно обнаружила гнездо анархистов. Мы можем считать пленение Желябова большой победой, ибо революционеры, лишившись своего руководителя, в буквальном смысле остались без головы… Обыскав его, обнаружили револьвер с пятью зарядами и отравленный кинжал, спрятанный у него под сюртуком. Он был захвачен врасплох и не оказал ни малейшего сопротивления.

 Суббота, 28 февраля (12 марта), в 8 часов утра.

В эту ночь за Смольным, на берегу Невы взорвалась бомба. Полиция промедлила, прибыла на место происшествия в опозданием, и злоумышленникам удалось бежать. Похоже, это были революционеры-техники, проводившие испытания своих установок…

Новости из Вены, однако, неблагоприятны, австрийцы не любят русских со времени смерти моего отца, хотя я все равно буду делать все возможное, чтобы найти взаимное понимание лично с Императором Францем, без вовлечения в это третьих лиц.

 Валуев просил меня быть осторожным и не ехать по Садовой улице после 10 утра, как бы ни был утешителен доклад Мравинского. Был проведен повторный обыск на Садовой улице, 4, в магазине Кобозева. Эта вылазка, порученная генералу Мравинскому (главному эксперту полиции Петербурга), была проведена под надежной охраной; подразделение получило приказ обследовать магазин от подвалов до крыши, поскольку вспомнили, что еще в ноябре 1879 года из-за границы была получена информация о том, что оттуда роют заминированный подземный ход. Следствие доложило, и проч… Улица была закрыта и взята под охрану.па берегу Невы взорвалась бомба.ал ни малейшего сопротивления. кинжаллишившись своего руководителя, в буквальном смысле осталис

(Из материалов Н.И.Маркова.

Перевод с французского И.Вонифатьева)

 

*     *     *

Сделав эти записки в свой ежедневник, Император вместе с княгиней Юрьевской и детьми спустился в домовую церковь Зимнего дворца. Шла первая суббота Великого Поста, память святого мученика Феодора Тирона, когда по прослушивании в течение седмицы Великого покаянного канона, подобает причаститься Святых Тайн. Накануне Император, Наследник Великий Князь Александр Александрович, Великие Князья и Княгини и Светлейшая Княгиня Юрьевская с детьми исповедались.

 

В домовой церкви отстояли обедню. Император, Наследник, Великие Князья и Княгини – по правую сторону, Светлейшая Княгиня Юрьевская с тремя детьми – по левую. Отзвучал запричастный стих, открылись Царские Врата, с Чашей вышел дворцовый протопресвитер отец Константин Никольский и медленно произнес:

не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя, помяни мя, Господи, во Царствии Твоем. Да не в суд и не во осуждении будет ми причастие Святых Твоих Тайн, но во исцеление души же и тела  и в жизнь вечную. Аминь.

 

Государь взял Чашу и причастился из нее сам – по царскому чину. Потом подошел Наследник, Великие Князья, Великие Княгини, их дети. Все они причащались уже обычно – из рук священника. Следом за ними – Светлейшая Княгиня Екатерина Михайловна с детьми. Император подошел к Царским вратам. Вслед за матерью причастился Светлейший Князь Георгий. Император опустился и взял на руки девочек – сначала Олю, за ней – Катю. Причастились и они. В конце к Чаше подошел доктор Боткин и генерал Рылеев. Когда обедня отошла, Император поднялся к Светлейшей Княгине, пил с ней и с детьми чай. Потом удалился к себе.

 

*     *     *

 В этот день была сделана еще одна запись:

 В полночь внезапно умер мой любимый пес Тристан, до последней минуты бодрый и веселый. Лебедев говорит, что его отравили. Что бы это могло значить?

 

(Из материалов Н.И.Маркова)

*     *     *

Вскоре во дворец прибыл граф Лорис-Меликов. Он долго рассказывал об обстоятельствах поимки Желябова, а потом повторил Императору  слова, которые так часто говорил ему в последнее время и которые всегда так рад был слышать Государь. Это были слова о князе Георгии: «Когда русский народ познакомится с сыном Вашего Величества, он весь, как один человек, скажет: “Вот этот – наш”». Потом говорили о завтрашнем дне. «Я бы не поехал завтра на Вашем месте, Ваше Величество», – сказал граф. – «А почему же мне не поехать на развод? – спросил его в ответ Император. – Ведь если они остались без головы, то чего и опасаться?» Ответа граф не дал. Тогда Император попросил у него бумаги. В числе прочего Лорис-Меликов подал три папки. Он взял одну из них, внимательно прочитал то, что читал уже много раз:

– Не могу понять, граф, почему все они, и особенно Победоносцев, говорят, будто бы здесь имеется ограничение Самодержавия? Черным по белому написано: представительство земств в Государственном Совете – совещательное, такое же, как и у членов самого Государственного Совета всегда было.

Пожал плечами. Две другие подписи – Наследника и Великого Князя генерал-адмирала Константина Николаевича уже стояли. Наследник согласился поставить свое имя  несколько дней назад. Император еще раз перечитал. Крупно, размашисто подписал: Александр.

 

Встал, попрощался с Михаилом Тариэловичем Лорис-Меликовым и решительно направился в покои княгини. Она ждала его.

– Дело сделано, – сказал Император. – Я только что подписал манифест, он будет обнародован в понедельник утром в газетах. Надеюсь, что он произведет хорошее впечатление. Во всяком случае, Россия увидит, что я дал всё, что возможно, и узнает, что я это сделал благодаря тебе.

 

*     *     *

Лорис-Меликов убежден, что публикация Конституции даст мир Империи, а мне возможность жить спокойно, не опасаясь новых покушений. Коронация состоится первого августа в Москве, и я доверяю всё это Голицыну.

 Я принял решение не придавать большого значения предупреждениям, но предаваться обычному ходу моих занятий, хотя Лорис-Меликов и смутил меня своими загадочными указаниями на имеющиеся у него последние сведения. Катя (Княгиня Юрьевская) настаивает на том, чтобы я остался дома, ибо сердце ея чувствует боль и скорбь. Я стараюсь ободрить их, говоря, что все это глупости. До сих пор Бог хранил меня. Он будет хранить меня и впредь… Не поехать на развод было бы уступкой. Быть возле меня в качестве адъютанта назначен Дмитрий (Великий Князь Дмитрий Константинович).

 

Это последняя запись Императора, убитого в 2 ч. пополудни.

 

(Из материалов Н.И.Маркова.

Перевод с французского И.Вонифатьева).

Добавить комментарий

Ф.И.О *
Эл. почта
Телефон
Сообщение *
Проверочный код *
Введите решиение выражения на картинке ниже

нажмите на картинку для ее обновления


* - Поля для обязательного заполнения.