Любовь и Кровь часть 6


 56

 

Я вижу громадное здание.   

В передней стене узкая дверь раскрыта настежь; за дверью — угрюмая мгла. Перед высоким порогом стоит девушка... Русская девушка.

Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струей выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

 — О ты, что желаешь переступить этот порог, знаешь ли ты, что тебя ожидает?

 — Знаю,— отвечает девушка.

 — Холод, голод, ненависть, насмешка, презрение, обида, тюрьма, болезнь и самая смерть?

 — Знаю.

 — Отчуждение полное, одиночество?

 — Знаю... Я готова. Я перенесу все страдания, все удары.

 — Не только от врагов — но и от родных, от друзей?

 — Да... и от них.

— Хорошо. Ты готова на жертву?

— Да.

— На безымянную жертву? Ты погибнешь — и никто... никто не будет даже знать, чью память почтить!..

 — Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени.

 — Готова ли ты на преступление?

 Девушка потупила голову...

 — И на преступление готова.

 Голос не тотчас возобновил свои вопросы.

 — Знаешь ли ты,— заговорил он, наконец,— что ты можешь разувериться в том, чему веришь теперь, можешь понять, что обманулась и даром погубила свою молодую жизнь?

 — Знаю и это. И все-таки я хочу войти.

 — Войди!

 Девушка перешагнула порог — и тяжелая завеса упала за нею.

 — Дура!— проскрежетал кто-то сзади.

 — Святая!— принеслось откуда-то в ответ.

 

И.С.Тургенев. Порог. Май 1878

 

 

 

 

57

 

Девушка?

 

Русская?

58

 

в час дня ровно экипаж въехал в манеж император был бледен принял рапорт ординарцев принял смотр летел снег сел в экипаж поехал в михайловский дворец ждала кузина великая княгиня екатерина екатерина пил чай встал откланялся спустился по лестнице подали коляску летел снег сел окружили казаки лейбгвардии терского эскадрона коляска покатила по инженерной следом в санях полковник дворжицкий с начальником стражи император на углу вышел приветствовать караул здорово орлы с другой стороны екатерининского канала канала в черной муфте белом платке она она она онаон онона elleilelleilelle она елена елена летел снег sofiesofie летел снег сорвала платок волосы по ветру махнула платком платком как сестра на другой стороне четверо с гремучим студнем махнула им платком сестражена сверху коляска медленно от угла инженерной по набережной пятьсот метров до театрального моста летел снег мимо низкорослый длинноволосый шел шел в драповом пальто шапке из выдры поравнялся швырнул сверток рвануло рванулорвануло карета взмыла ввысь рухнула осколок в висок упал николка захаров разносчик летел снег упал терский казак в крови рысаков рванулся волосы разметало дворник бросил под ноги лом упал схватили подошел император перекрестился оглядел с ног до головы хорош ну и что тебе от меня надо рысаков молчал  глава конвоя кулебякин ваше величество вы не ранены слава богу нет богу рысаков осклабился длинноволосый какому богу летел снег не ошиблись ли часом ваше величество император не слушал пусть говорит склонился над николкой голова в красной луже летел снег в луже таял белый в красном император перекрестил мальчика дворжицкому сам пойду вдоль ограды к театральному мостику прислонясь к решетке стоял гриневицкий достал сверток швырнул под ноги взмыл шар дыма в рост столбом снег взметнулся ввысь рассеялся дым валялись на мостовой куски тел в крови летел снег император опирался спиной о решетку за ней ниже пропасть свинцовых вод летел снег в свинец левая стопа на нитке мяса в луже красной на белом боярышник над обрывом над рекой в полях l’aubépine de sophie платком белым notres bingerles delicieuces левая стопа дворжицкий приподнял тело катя катя протащил к саням ноги по снегу красная лыжня тянулась уходила в поля вдаль великий князь михаил встал на колени саша узнаешь ли меня да жив ли наследник да скорее домой хочу там катя летел снег умереть прикройте меня платком платком холодно

 

59

 

Когда сани Дворжицкого с раненым Императором под конвоем по Миллионной улице приволокли во дворец и еще живое тело вынесли, царскую кровь из саней вычерпывали ведром.

На третий день после убийства Государя Великий Князь Константин Николаевич напишет в дневнике: Говорил с Головиным о необходимости Земского Собора; только он может спасти растерзанную Матушку Россию. И на четвертый: Просто ужасно услышать, что разрывные снадобья готовились Рысаковым в лаборатории Макса в Мариинском дворце.  

                                                          60

 

Не старайтесь, вы ничего от меня не узнаете, я уже давно решил пожертвовать своей жизнью. К тому же, если бы я и сознался, меня бы убили мои соратники. Да, даже в той тюрьме, где я теперь нахожусь.

 (Александр Соловьев)

 

61

 

Ровно в два в апартаменты Светлейшей Княгини постучали казаки: «Государь плох!» За ними вошел граф Баранов со словами: «Не бойтесь, Княгиня, не бойтесь, он жив».

У парадного крыльца Зимнего дворца уже ждали доктор Боткин и недавно назначенные дворцовые лейб-медики Маркус и Коган. В их присутствии уже двое камергеров начали раздевать Императора, который лежал, откинув голову и истекая кровью прямо на лестницу. Кровь тут же смывали.

 Когда его внесли, следом вошел Великий Князь Михаил. «Как вы могли это допустить?» – спросила обычным, недрогнувшим голосом Екатерина Михайловна. – «Я опоздал», – ответил Великий Князь. Словно ничего не случилось, Княгиня  начала раздевать Императора, что-то тихо ему говорила. Внезапно изменилась в лице, закричала: «Это же я… это я… мой ангел… ты меня слышишь?»  Осела. Императора понесли в его кабинет. Она привстала. Рухнула в кресло. Так и осталась сидеть.

 Привели детей. Они обступили ее – все трое. «Это же мы… это мы… ты нас слышишь?» – Она не слышала, так и сидела. Через час встала, вышла, поднялась в его кабинет. Там уже были Наследник, члены Семьи, граф Адлерберг, генерал Милютин, князь Суворов и генерал Рылеев. Хирург Круглевский спросил у нее разрешение на ампутацию ног. «Конечно, делайте, делайте все, чтобы его спасти», – ответила Княгиня. Лейб-медики Маркус и Коган тихо покачали головами. Наследник Престола обернулся к Светлейшей Княгине. «Я думаю, надо посылать за духовником». – «Почему?» – спросила она. – «Я вижу, что более нет надежды».

 Пришел протопресвитер Рождественский. Положил на лоб епитрахиль. Дал отпущение. Начал читать последование. Когда закончил, руки его дрожали, а голова Императора была откинута, и преподать Святые Дары было невозможно. Врач поднял голову, и священник вложил Святые Дары в полуоткрытые уста. Все встали на колени, а Светлейшая Княгиня упала Императору на грудь. Встала. Сама закрыла уже закатившиеся глаза. Было три часа пополудни. В три пятнадцать он перестал дышать.

 Наследник Престола, преклонив голову, вошел в раскрытое объятие вдовы его отца – единственный в жизни раз. За ним последовали члены Августейшей семьи. Тело понесли в личную библиотеку, где уже стоял отверстый гроб. Княгиня двинулась за остальными. Внезапно ей отказали силы, и она осталась. Перед тем, как нести гроб в домовую церковь Зимнего дворца, Императора переодели в униформу Преображенского полка, без орденов – как он просил. У гроба уже стоял одиннадцатилетний сын Светлейший князь Георгий Александрович Юрьевский, точно в такой же униформе – отец вручил ему ее за несколько дней до смерти. Стоял и сын Наследника Престола – Великий Князь Николай Александрович, едва не достигший тринадцати лет. Будущий Последний Император встал чуть поодаль, по припухшим векам было видно, что некоторое время назад он плакал.

 Прощание началось сразу же. Ночью читали Псалтырь.

 Вечером, пробыв некоторое время у себя, в домовую церковь пришла Светлейшая Княгиня Юрьевская. Голову ее покрывал туго завязанный платок. В руках Княгиня несла свои срезанные каштановые волосы, свитые в огромную косу длиной в человеческий рост. Подошла, встала на колени, поднялась, поправила на груди икону, положила косу в гроб. Всю, целиком. Слегка расправила, прибрала так, чтобы волосы накрывали Императора с головы до пят – поверх плаща. Поправила Императорский плащ, в котором на следующий день его должны будут везти в Петропавловскую крепость. Еще раз прибрала у него на груди свои волосы и вышла.

                                                     *     *     *

 Утром прощание продолжилось. Несли  букеты живых цветов. Со всей России.

 В одиннадцать тридцать начался перенос. Светлейшая Княгиня осталась дома. Следом за Наследником Престола и членами Семьи шел в Преображенском мундире Светлейший Князь Георгий.

 Было солнечно, холодно, но подтаивало. Очень много снега вокруг. Снег шел вот уже две недели и еще всю ночь. В шесть часов утра  перестал. Пригрело. На дороге стояли лужи со льдом. Ноги увязали. Всю дорогу пели «Святый Боже». За кортежем шло великое множество старых солдат. Среди них много одноногих, на костылях и даже совсем безногих, на дощатых тележках, с медалями и Георгиевскими крестами на груди, в усах и бородах. Они окружали Князя Георгия, шедшего чуть в стороне от Семьи и такого же юного Великого Князя Николая, только что объявленного Наследником Престола.

 Внезапно из сопровождения катафалка вышел семидесятилетний старик – князь Суворов, ближайший и сокровеннейший советник и собеседник не только убиенного Императора, но и двух предшествовавших. Он подошел к юному Князю Георгию и обнял его. Князь тоже протянул руки, обхватил старика за плечи, тот чуть приподнял его, как это делал отец.

Добавить комментарий

Ф.И.О *
Эл. почта
Телефон
Сообщение *
Проверочный код *
Введите решиение выражения на картинке ниже

нажмите на картинку для ее обновления


* - Поля для обязательного заполнения.