Какая власть – от Бога?


Предисловие

Отношение наше к власти имеет самое прямое отношение к нашему же спасению – такова непреложная истина Церковного Предания.

Апостол Павел утверждает: “Нет власти не от Бога: существующие же власти от Бога установлены, посему противящийся власти противится Божию установлению”.

Лукавый человеческий ум, с помощью диавола, простые и очевидные слова извращает в собственную противоположность. Блаженный Феофилакт в объяснении этого места Священного Писания обращает внимание на то, что не каждый начальник поставлен Богом, и здесь Апостол говорит не о каждом начальнике, а о самом принципе власти как отражении Небесной иерархии в земных установлениях, как о деле премудрости Божией: о власти отца над сыном, мужа над женою и т.п.

Нечестивец же и богоборец, узурпировавший власть, дискредитирует саму природу власти, богохульствуя, сам подаёт повод хулить Бога, будто бы Он, Вседержитель, ставит нечестивца в начальственные должности. Нечестивые власти не Богом установлены, а попущены за наши грехи нам для испытания, как мы поведём себя: пойдём ли мы с безбожной властью на компромиссы, станем ли с ней сотрудничать во зле, или противопоставим ей свою волю, стойкость в добре даже до смерти.

Итак, власть, иерархия как принцип мiроустройства – созданы Богом, но сам человек виновен в извращении этих Богоустановленных принципов, в уклонении от “Царского Пути”.

В настоящем сборнике мы попытались в сжатой форме осветить отношение Православной Церкви к власти земной. Именно в этом вопросе происходит наибольшее количество преткновений в наше время.

Разрыв с воззрением Матери нашей Церкви Православной на те или иные вопросы не может не отразиться на вечной участи человека. Человек, знакомый с Церковным учением, не поймается на удочку досужих современных богословов, безстыдно искажающих сокровенный духовный смысл этого важнейшего вопроса, утверждая что “всякая власть от Бога” (хотя таких слов, как мы разобрали выше, в Священном Писании нет). Подобное “богословие” обернулось трагедией для нашей Церкви в недавнем прошлом. Несмотря на всеобщую апостасию, да сохранит Господь тех, кто желает стоять и держать Священное Предание свято и неискаженно.

У нашей Матери – Церкви Православной существует замечательное учение о земной власти, о земном устройстве жизни её верных чад, проистекающее из Священного Писания и Священного Предания, имеющее многочисленных противников в непростое “демократическое” время. Вопрос, поднимаемый нами, не был бы столь актуальным, если бы возражения противников Священного Предания не происходили из среды людей, по видимости, верующих, церковных, даже облечённых высоким церковным саном.

Итак, Святая Православная Церковь утверждает, что существует только одна Богоустановленная форма власти: Царская Власть.

 

Царь – Божие установление

И сказал Господь... поставь им царя
(1 Цар. 8;22)

“Дело управления народами – самое трудное дело” (1; 33), – говорит о божественной природе власти святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. – “Сам Бог, Владыка владык и Царь царей утверждает за царём верховную власть” (1; 31).

“Кто посаждает на престолы царей земных? Тот, Кто Один от вечности сидит на престоле огнезрачном, – продолжает отец Иоанн. – Царям земным от Него единого даётся царская держава; Он венчает их диадемою царскою (2; 187). Только Бог может уполномочить избранного человека на царство и вручить ему самодержавную власть, облекая его славою, величием, силой” (3; 181).

Митрополит Московский Макарий (Булгаков) пишет, что “Священное Писание излагает эту истину весьма раздельно, когда говорит:

1. Что Бог есть верховный царь по всей земли (Пс. 46;3-8; 94;3), что Он воцарися над языки, то есть над народами (Пс. 46; 9), обладает языки (Пс. 21;29), призирает на языки (Пс. 65;7), наставляет языки (Пс. 66;5).

2. Что Он –

а) сам поставляет царей над народами: владеет Вышний царством человеческим, и емуже восхощет даст е (Дан. 4;22-29); той поставляет цари и преставляет (Дан. 2;21), и комуждо языку устроил вожда (Сир. 17;14; Прем. 6;1-3);

б) поставляет, как видимых наместников своих в каждом царстве: Аз рех: бози есте, говорит Он им, и сынове Вышняго вси (Пс. 81;1-6, Исх. 22;28);

в) и с этой целью дарует им от Себя державу и силу (Прем. 6;4), венчает их славою и честию (Пс. 8;6), елеем святым своим помазует их (Пс. 88;21, Ис. 41;1), так что от того дне носится над ними Дух Господень (1 Цар. 16;11-13);

г) Сам же, наконец, и управляет через царей земными царствами: Мною царствуют, говорит Он, царие, и сильнии пишут правду (Прит. 8;15). Якоже устремление воды, присовокупляет Пророк, тако сердце царево в руце Божией: аможе аще восхощет обратити, тамо уклонит е (Прит. 21;1).

3. Что Он –

а) поставляет, чрез Помазанников Своих, и все прочие, низшие власти: всяка душа властем предержащим да повинуется: несть бо власть аще не от Бога: сущия же власти от Бога учинены суть (Рим. 13;1); повинитеся убо всякому человечу начальству Господа ради: аще царю, яко преобладающу: аще ли же князем, яко от него посланным (1 Пет. 2;13-14);

б) и поставляет, как слуг своих, для устроения счастия человеческих обществ: князи бо не суть боязнь добрым делом, но злым. Хощеши ли не боятися власти, благое твори, и имети будеши похвалу от него: Божий бо слуга есть тебе во благое. Аще ли злое твориши, бойся: не бо без ума мечь носит: Божий бо слуга есть, отмститель в гнев злое творящему. Тем же потреба повиноватися не токмо за гнев, но и за совесть (Рим. 13;3-6)”.

Святые Отцы и учители Церкви также весьма часто повторяли, что “Бог управляет царствами человеческими и посылает им царей и прочие власти” (4; 583-584).

Вот, например, слова:

Святого Исидора Пелусиота: “Церковь же исконно понимала, что “царская власть установлена Богом” (5).

Святителя Филарета Московского: “Народ благоугождающий Богу – достоин иметь благословенного Богом Царя. Народ чтущий Царя – благоугождает чрез сие Богу: потому что Царь есть устроение Божие” (6; 126).

Святого Иоанна Кронштадтского: “И так царская власть и царский престол утверждены на земле Самим Богом, безначальным Творцем и Царём всех созданий Своих” (1; 89).

Необходимость царской власти

В очах Божиих нет лучшей власти,
чем власть Православного Царя
Преп. Серафим Саровский

“Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни, – пишет ревностный миссионер, Священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский, – нет, мы – христиане – в мiре живем и из этого мiра до времени, определённого Творцом, выйти не можем (1 Кор. 5;10). А потому нам вовсе не безразлично – что совершается в гражданском нашем быту, ибо тот или иной строй, те или иные порядки жизни могут содействовать или препятствовать делу спасения” (7; 6).

Нет физической возможности привести слова всех святых, высказывающихся о необходимости и пользе царской власти для народов. Сделаем исключение для главного апологета монархической государственности Святителя Филарета Московского:

“Как небо, безспорно, лучше земли, и небесное лучше земного: то также безспорно лучшим на земле должно быть то, что устроено по образу небесному, чему и учил Бог Боговидца Моисея: виждь, да сотвориши по образу показанному тебе на горе (Исх. 25;40), то есть, на высоте Боговидения.

Согласно с сим, Бог, по образу Своего небесного единоначалия, устроил на земле Царя; по образу Своего вседержительства – Царя Самодержавного; по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века – Царя наследственного (6; 126-127). Благо народу и государству, в котором единым, всеобщим, светлым, сильным, всепревлекающим, вседвижущим средоточием, как солнце во вселенной, стоит Царь, свободно ограничивающий своё неограниченное самодержавие волею Царя Небесного, мудростью, великодушием, любовью к народу, желанием общего блага, вниманием к благому совету, уважением к законам предшественников и к своим собственным” (8; 529).

Благотворность царской власти

Невозможно христианам иметь Церковь,
но не иметь царя
Вселенский патриарх Антоний

“Царская власть существенно необходима и общеполезна,поясняет святой Иоанн Кронштадтский, здравые и спокойные умы всегда признавали и признают совершенную необходимость и общественную пользу царской власти для народа, и считают прямым безсмыслием посягательство на царское самодержавие” (1; 89-90). “Царь самодержавно правит народом, как образ единоначальной власти Божией, как образ Царя царей, как глава государства, этого великого политического тела, стройно организованного и объединяемого единою главою. (...) Итак, единодержавие и самодержавие в Государстве, в союзе с Церковью необходимо и есть величайшее благо для него, подобно как в мiре Божие единоначалие и вседержавие” (9; 37-38).

“Итак нужно ли повторять: Бога бойтеся, царя чтите? (1 Пет. 2;17). Радуюсь, если не нужно; надеюсь, что не будет сие излишно. Есть обязанности не только к Богу, но и к Царю; одни другим не противоречат; и те и другие вместе исполнять можно и должно. Что же особенно примечательное можем мы открыть в сем сочетании мыслей Апостола? – пишет Святитель Филарет, желая объяснить, что Евангельская заповедь о почитании Царя дана христианам на вечные времена. Прежде ответа на сей вопрос, надобно вспомнить, что написанное в первом веке Христианства теперь предлагается людям нашего века, что впрочем дух Евангелия, как Дух Божий, объемлет все времена; и что посему он изрекает в первом веке то, и таким образом, что и каким образом нужно и удовлетворительно и для нашего, равно как для всех прочих веков”

Царь – живая икона Бога

Царь есть образ одушевлен
Царя Небесного
Преп. Максим Грек

Православная Церковь в лице своих святых неизменно учила, что “лицо и сан царя христианского на земле есть живой образ и подобие Христа Царя, живущего на небесах. Ибо как человек душей своей есть образ Божий и подобие, так помазанник Божий саном своим царским есть образ и подобие Христа Господа: Христос Господь на небесах в Церкви торжествующей есть первенствующий: Христос Господень на земле благодатью и милостью Христа небесного в Церкви воинствующей есть первенствующий” – по слову Cвятителя Димитрия Ростовского (11; 991).

Небесное достоинство царства земного

Вера освящает власти земные,
показывая их небесное происхождение
Святитель Филарет Московский

“О, если бы все народы довольно разумели небесное достоинство Царя и устроение царства земного по образу небесному, и постоянно себя ознаменовывали чертами того же образа, – благоговением и любовью к Царю, смиренным послушанием Его законам и повелениям, взаимным согласием и единодушием, и удаляли от себя все, чему нет образа на небесах, – превозношение, раздор, своеволие, своекорыстие и всякое зло мысли, намерения и действия! Все царства земные были бы достойным преддверием Царства Небесного” (6; 127), – поясняет Святитель Филарет Московский, – дабы всякий разумел, что царство земное образуется благодатью своего Небесного Первообраза”. А посему – образ мыслей и действий для жителей Царства и Небесного и земного, – как учит тот же Учитель Церкви, – предлагается общий: “Если кто уклоняется прославлять Бога: таковому должны мы указать, что он выходит из порядка всех созданий Божиих, потому что это есть их всеобщее назначение, хотя разнообразно исполняемое, по разнообразию и степеням тварей. Земля есть рассадник и училище для неба; потому надобно нам обучать себя хотя некоторым начаткам того, что делают на небе, чтобы оно после жизни земной не отвергло нас, как неспособных” (8; 574-575), иными словами, “худой гражданин царства земного и для Небесного Царства не годен” (6; 473).

Единодержавие и самодержавие

Бог повелел Царям царствовать
и страной управлять, потому в титлах
и пишутся они самодержцами”
преп. Сергий и Герман Валаамские

“Характерно отметить, что вся борьба русской безбожной интеллигенции против самодержавия сопровождалась неизменным требованием ограничения царской власти властью народа, – пишет Архиепископ Серафим (Соболев) (наиболее почитаемый местночтимый святой в нынешней Болгарии), – следовательно, и враги нашего бывшего государственного строя мыслили понятия самодержавия и единодержавия тождественными” (12; 57).

Воля единодержца не должна быть ограничиваема волей подданных: это и есть единовластие (моно-архи). Власть же самодержца есть власть, выросшая из Церкви, из церковного идеала, и этим религиозным принципом ограниченная.

“Понимая свою самодержавную власть, прежде всего, как служение Богу и вверенному им народу, цари стремились проводить в жизнь суть монархии, власти надклассовой и надпартийной, а следовательно, единственно свободной в своих решениях”, – отмечает церковный историк Н.Н. Воейков (13; 377).

Общее мнение всех святых и вообще всей Церкви доносит до нас авторитетное слово праведного Иоанна Кронштадтского: “Царь, как получивший от Господа царскую державу, от Самого Бога есть и должен быть Самодержавен” (2; 187).

“Православие входит в союз с национальным царством и утверждается на нём. Царство немыслимо без царя, который ограждает и символизирует его по всем сторонам, включая, конечно, и Православие. Так было в Византии, где императоры фактически являлись насадителями и стражами правоверия, усвояли божественное происхождение и церковно-иерархическое достоинство самой своей власти. То же истинно и для России, – сообщает известный богослов, профессор Н.Н. Глубоковский.Церковь Православная исторически создала Православного царя в России и обезпечила ему единовластительство, а царь патронировал и оберегал её, доставляя внутреннее господство и внешнее величие. Православие сливалось с народом в самодержавном Помазаннике” (14; 8).

Симфония властей

Бог даровал христианам два высших дара –
священство и царство, посредством которых
земные дела управляются подобно Небесным
Преп. Феодор Студит

По учению Православной Церкви, спасение человека возможно только через приобщение Богочеловеческой жизни Господа Иисуса Христа, начатой Им в Самом Себе на земле. Неслиянное и нераздельное соединение Божеского и человеческого начала во Христе навечно определяет норму (идеал) правильного, а потому должного, взаимоотношения клира и государства. Государство же есть плод сознательной и целеустремленной деятельности человека, и нет такой области жизни, в которой он был бы по праву свободен от Бога и Его закона: “Все предано Мне Отцом Моим” (Мф. 12;27), вся жизнь должна подчиняться Закону Божественному.

Православная мысль в течение многих веков развивает идею симфонии, или, иными словами, гармоничного единения священства и Царства, по принципу неслиянности и нераздельности божественного и человеческого в земной жизни, и как бы вытекающую из догмата Боговоплощения, посему никогда и не отступала от этого принципа. Очевидным является то, что любая попытка отделения Церкви от Государства, точнее, клира от народа, приводит её в положение и состояние секты манихействующих, разделяющей общество.

“Осуществление и утверждение среди области земной, временной и человеческой иного царства – Царства Небесного, вечного, царства Божия: это составляет заветную цель христианства. Об этом чудно предрекали издревле пророки, об этом предвещал Предтеча Христов, об этом градам и весям и всему мiру проповедовали Спаситель и Его апостолы. Достигать через царство человеческое целей царства Божия, осуществлять в жизни государства и посредством государства задачи христианства – религии любви, мира, искупления, проводить путем государственности христианские нравственные начала; обратить царство Божие в цель, а царство человеческое в средство, соединить их воедино, как душу и тело, – вот идеал и заветы, вот сокровенные стремления и чаяния наши! – назидает священномученик Иоанн Восторгов.Боговенчанный царь вступает в священно-таинственный союз со своим народом при помазании от Духа Святого. Так царь и народ как бы сливаются в один могучий духовно-нравственный союз, подобный идеальной христианской семье, не мыслящей разделения, не допускающей недоверия, не допускающей иных отношений, кроме взаимной любви, преданности, самоотвержения и заботливости” (15; 266-267).

“Видим, что в христианском обществе двоякая власть, гражданская и духовная; гражданская власть управляет внешние дела, духовная власть назирает то, что касается до внутреннего духовного состояния. Гражданская – законами гражданскими управляет, духовная словом Божиим и отлучением временным от христианского общества неблагоразумно ходящих усмиряет. Обеих властей, гражданской и духовной, конец должен быть не иной, как благосостояние подданных и слава Имени Божия”, – читаем у Святителя Тихона Воронежского (16; 15). Итак, единство целей и действий этих двух ветвей власти возможно осуществлять во Христе и Его Церкви.

Святой Император Юстиниан Великий в своей 6-й новелле ещё яснее выражает тот же самый взгляд на отношение между церковью и государством: “величайшие блага, дарованные людям высшей благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое заботится о божественных делах, а второе руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни” – сообщается на страницах Православного церковного права (17; 681).

Единая Христова Церковь имеет две основные функции: внутреннюю, сакрально-евхаристическую, направленную на Чашу; и внешнюю – осуществление отношений с мiром во зле лежащем (1 Ин. 5;19), дабы оградить от его агрессии народ Божий.

Для исполнения первой задачи Церкви учреждена в ней иерархия клира, или священства, возглавляет которую епископ, или по-русски “надзирающий”; а для осуществления второй — учреждена в Церкви иерархия мiрян, или царство, которую возглавляет внешний епископ Церкви – Помазанник Божий.

Слово “Царь” в переводе на русский язык с арамейского и санскрита – означает “защитник, покровитель, руководитель”, а слово “царство” – это, разумеется, “защита, ограждение” народа и его веры. Но следует различать – православного Самодержца, пребывающего в Теле Христовом в качестве симфонического элемента к священству; и языческого кесаря, находящегося, конечно, вне Церкви Божией.

Епископ Никодим Далматинский приводит исторический пример очередного воцерковления императора Константина, и посему “отцы Седьмого Вселенского Собора с восторгом приветствуют восстановление прежних отношений между Церковью и государством, и в актах Собора мы читаем следующее: «священник есть освящение и укрепление императорской власти, а императорская власть есть сила и поддержка священства... Священство хранит и заботится о небесном, а императорская власть посредством справедливых законов управляет земным. Теперь преграда пала, и желаемая связь восстановлена». Этим была положена каноническая печать на учение об отношении между двумя властями, которое проповедовала Церковь древнего времени и которым проникнуты были как отцы церкви, так и христианские государи” (17; 683).

Православные государи и архиереи своими санами символизируют разные служения Спасителя: Царь Самодержавный – есть образ Христа в служении Царском, а Патриарх – есть образ Христа в служении Первосвященника. Каждый из них имеет первенство перед другим в пределах своей власти. Но, мистически, церковный сан Царя не может быть выше или ниже сана Патриарха, так как и Царь и Патриарх являются живым образом Одного Господа нашего.

О том, что симфония Церкви и Царства – это равночестный союз самостоятельных Богоустановлений, можно напомнить золотыми словами Святителя Филарета Московского: “Да, есть в том польза, когда Алтарь и Престол союзны; но не взаимная польза есть первое основание союза их, а самостоятельная истина, поддерживающая и тот и другой. Благо и благословение Царю, покровителю Алтаря; но не боится Алтарь падения и без сего покровительства. Прав священник, проповедующий почтение к Царю: но не по праву только взаимности, а по чистой обязанности, если бы то случилось и без надежды взаимности.

Теперь открылось, что думал Апостол, когда с мыслью о страхе Божьем непосредственно соединил мысль о почтении к царю. Он хотел кратко, но притом чисто и основательно преподать учение о должности Христианина и гражданина. Сказав: «Бога бойтеся», он изложил учение Христианина и вместе положил основание учению гражданина. Сказав непосредственно за сим: «царя чтите», он не только изложил учение гражданина, но и утвердил оное на незыблемом основании Божественной Религии. Он показал — как независимое, Божественное достоинство Религии, так зависящее от устроения Божия достоинство Царского Престола; как важность союза между Алтарем и Престолом, так ничтожность низких, недостойных помыслов о том и другом” (10; 203, 205).

Александр Махотин

Член Президиума Монархической партии «Самодержавная Россия»

Добавить комментарий

Ф.И.О *
Эл. почта
Телефон
Сообщение *
Проверочный код *
Введите решиение выражения на картинке ниже

нажмите на картинку для ее обновления


* - Поля для обязательного заполнения.